Бюджетное учреждение Омской области "Управление по охране животного мира"

Аппетиты растут быстрей, чем деревья

Аппетиты растут быстрей, чем деревья

В Омском дендросаду имени Г.И. Гензе может уже в ближайшие дни начаться снос забора. Уникальный природный парк потеряет полгектара.

ГОРОД В СТЕПИ
Этот уголок удивительный. Кому довелось любоваться лучшими парками Европы, Азии и Америки, он и им будет интересен – в нём есть такие виды растений, которые в мире больше не встречаются. Тому, кто в возможностях дальнего странствования ограничен, он и в родном городе даст отдохновение от суеты и обыденности.

А ведь создавался этот уголок живой природы с целями сугубо прагматическими: город строился в степи, где нередко случались песчаные бури.

Если говорить об истории, то традиции озеленения Омска уходят корнями даже не в прошлый, а в позапрошлый век. В 1859 году генерал-губернатор Гасфорд строго-настрого запретил вырубку и порчу деревьев вокруг города. В центральной же его части, на Мокринском форштадте, были устроены массовые посадки. Люди думали о том же, о чём и мы с вами. Только у них получалось ещё и делать.

Расцвет Омского дендросада принято связывать с именем агронома-дендролога Герберта Ивановича Гензе. Его после выхода на пенсию взял в штат совхоза «Декоративные культуры» (такое название имел тогда дендросад) директор Борис Филиппович Сухих. Вместе они сотворили чудо, о котором можно только мечтать и которое носит теперь имя одного из творцов.

Говорят, Гензе был настоящим романтиком – в детстве увидел игрушечную золотую ель и всю жизнь мечтал найти такую же в природе. Но природа такого чуда не создала. Тогда он стал работать над тем, что могло изменить природу, – над селекцией.

– Герберт Иванович вообще-то был учеником Николая Ивановича Вавилова, – рассказывает соратник учёного доктор биологических наук Аркадий Иванович Григорьев. – Гензе у него и на стажировке был, и в Саратове с ним работал. Полученные знания позволили в Омске создать уникальный коллекционный фонд, который является базой для заготовки семян уникальных видов и форм растений не только у нас, но и в других регионах Западной и Восточной Сибири. Не зря академик Игорь Юрьевич Коропочинский из Красноярска в Омске неделями жил. Для нашего города дендросад служил центром расширения зелёного строительства. В саду есть экземпляры, которые можно увидеть только здесь. Например, ели, которым Гензе уделял особенно много внимания, сирень.

Сегодня коллекция дендросада насчитывает более 150 видов. Одновременно с деревьями и кустарниками выросло несколько поколений молодых исследователей. Фактически три вуза: Омский государственный классический и педагогический университеты, а также сельхозакадемия – используют коллекцию парка как базу для подготовки студентов. Дендросад ежегодно посещают около десяти тысяч человек. Как правило, люди остаются в полном восторге от увиденного великолепия.

Но для кого-то эта земля в центре города приобрела только чисто утилитарную ценность.

ТАЛАНТЫ И ЗАСТРОЙЩИКИ
В 1993 году Гензе попрощался со своим детищем, уехав на ПМЖ в Германию. Говорят, решение покинуть Россию и город, где так много сделано его руками, Герберту Ивановичу далось нелегко. Он понимал, в каком раздрае всё здесь остаётся. В стране шла вакханалия с переделом собственности.

28 июня 1994 года администрация области предприняла попытку сохранить парк, объявив его памятником природы регионального значения с названием «Омский городской дендрологический сад». Ему официально было передано 9,6 гектара земли, расположенной на месте «Декоративных культур». В феврале 2011 года после проведения государственной экологической экспертизы (она пришла к выводу о том, что дендрологический сад «имеет большое научное, историческое и рекреационное значение») территория сада была увеличена почти вдвое. По мнению экспертов, это необходимо было сделать для «сохранения рекреационных ресурсов, защиты и сохранения объектов растительного и животного мира, а также для поддержания экологического баланса в условиях крупного города».

А вскоре разразился скандал из-за строительства на территории бывшего совхоза-озеленителя элитных коттеджей.

До сих пор в подробностях не известно, кто и каким образом получал здесь участки под застройку, переводя при этом землю из одной категории в другую. Уголовное дело, связанное с этой мутной историей, было закрыто (возможно, не окончательно). По сведениям СМИ, некоторые дома в «Омской Рублёвке», как окрестили этот коттеджный посёлок в народе, были изначально зарегистрированы на фирмы, подотчётные строителю Сергею Оркишу. Как оказалось, он не только построил жильё, но и нагородил массу того, что сегодня нам с вами аукается.

ДАРЁНЫЙ КОНЬ ПОКАЗЫВАЕТ ЗУБЫ
Вместе с сотрудником дендросада Екатериной Александровной Горб мы идём по территории парка. Глазу бы радоваться цветущим кустам чубушника, хостам вариегатам и голубым елям. Но всё внимание сосредоточено на металлических прутах, вбитых в землю. Если мысленно соединить их линией – от будки, установленной у въезда в коттеджный посёлок, к стене здания частной школы, через проход между двумя аллеями шаровидных ив, к памятнику Герберту Гензе, затем снова к забору, ведущему в посёлок, – получатся зигзаги, ни в одну правильную геометрическую фигуру не вписывающиеся.

На самом деле это межевая линия. Её причудливый разбег определял кадастровый инженер (не оставивший, правда, нигде своей подписи). Таким образом, от общей территории дендросада был отделён участок № 55:36:07 01 07:3107 площадью 5642 квадратных метра. Он – частная собственность. Причём приобрела его одна из местных предпринимательниц тогда, когда границы особо охраняемой территории (ООПТ) уже были установлены и огорожены забором. Так часть участка оказалась в режимной зоне охраняемой территории.

О целях подобных манипуляций с землёй можно только догадываться. Ясно, что совершалась покупка вовсе не для того, чтобы новые хозяева приумножали богатство парка. Ведь участок по документам предназначен под жилое строительство.

Вы спросите, как на всё это смотрела власть? Претензии в её адрес, конечно, разумны. Вместе с тем нельзя сказать, что она во всём попустительствовала.

В мае 2013 года региональное министерство имущественных отношений попробовало договориться с собственницей участка путём заключения с ней мирового соглашения. Предпринимательница должна была передать в собственность региона спорную территорию, а взамен получала другой участок, расположенный вне исторически сложившейся территории ООПТ. Там якобы находились нежилые постройки, принадлежащие деловой леди.
Вскоре, однако, выяснилось, что участок, переданный по мировому соглашению, больше по площади того, что собственница «подарила». К тому же на нём не было зданий и сооружений, упомянутых в соглашении. В дело вмешалась прокуратура. В октябре 2016 года мировое соглашение было отменено. Предпринимательница затребовала «подарок» обратно.

Новый виток событий развернулся при нынешнем губернаторе Александре Леонидовиче Буркове. В одном из своих выступлений он недвусмысленно обозначил позицию: «землю нужно вернуть народу». Правительство инициировало комплексное обследование участка, в результате которого установлено, что он «представляет собой богатый в видовом отношении, привлекательный для эколого-просветительской работы уникальный природно-территориальный комплекс». Я разговаривала с членами экспертной комиссии. И её председатель Ольга Прокопьевна Баженова, и рядовой член Галина Васильевна Барайщук (обе признанные специалистки, доктора биологических наук) заявили, что эта территория является неотъемлемой частью дендропарка, её потеря может нанести непоправимый урон природному комплексу.

16 мая 2018 года правительство области приняло постановление, в соответствии с которым за участком де-юре закреплён статус особо охраняемой территории. Закон это позволяет. А что предпринимательница? Она, похоже, решила: не мытьём, так катаньем.

НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ
Недавно Росреестр в рамках защиты прав владелицы участка (и, вероятно, по её же настоянию) потребовал от бюджетного учреждения Омской области «Управление по охране животного мира» (именно на него возложена обязанность по содержанию и обслуживанию ООПТ) освободить территорию и перенести забор. Срок исполнения этого решения заканчивается 25 июля. Чем это чревато, прикиньте сами. При установке нового ограждения придётся вырубить те самые ели из уникальной коллекции Гензе.

– «По ту сторону» останутся гортензии, курильский чай, кедр, можжевельники, ива ломкая, туи, разновидности спирей, чубушник, берёза рассечённолистная – один-единственный вид, которого нет больше в дендросаду. «Уйдут» коллекции сирени, кизильник блестящий, боярышник Арнольда, снежноягодник, туя западная, – поясняет Горб.

И Григорьев в этом вопросе категоричен:
– Ещё при формировании участка резано было так, чтоб ничего не осталось. Дендросад в результате всей этой делёжки будет просто уничтожен.

А вот что по этому поводу думает заместитель директора бюджетного учреждения Омской области «Управление по охране животного мира» Антон Александрович Ястребов:

– Каждый год на содержание дендросада из бюджета выделяется два миллиона. До последнего времени мы деньги тратили, одинаково заботясь обо всём, что здесь растёт. Косили траву, постригали кусты, поливали. С тех пор, как начались тяжбы, спорную часть территории не трогаем. Посмотрите, во что она превратилась (показывает рукой в сторону, где трава почти дотянулась до крон деревьев). Вот так будет выглядеть всё потом, когда окажется за забором.

А недавно бизнес-леди обратилась ещё и в арбитражный суд. С иском к бюджетному учреждению и министерству имущественных отношений области о неосновательном обогащении. Размер его она определила в 950 тысяч рублей. Пожаловалась на чинение препятствий в использовании участка по своему усмотрению. Препятствия, как явствует из заявления, – это ворота и… произрастающие на территории деревья и кустарники (как будто их не было, когда она совершала сделку!).

Все эти манёвры не оставляют никаких сомнений относительно дальнейших намерений собственницы.

В правительстве области утверждают, что готовы гасить конфликт, договариваться. Но есть же разумные пределы. Если выкуп, то по какой цене? В рыночной – 35 миллионов – заложена в основном стоимость тех деревьев и кустарников, которые с большим трудом специалисты дендросада выхаживают. Ну и потом, почему мы с вами, рядовые омичи, внося деньги в виде налогов, в том числе и на содержание парковой зоны, должны поощрять немереные аппетиты частного бизнеса? И почему общественной территорией, которая создавалась для города трудами энтузиастов, бесцеремонно пытаются распоряжаться люди со стороны? Кто они, каковы их помыслы? Обо всех их задумках, конечно, не знаю. Но могу предположить, что на попавшем в их руки участке без должного ухода и охраны растения вскоре погибнут. Или их попросту разграбят или уничтожат вандалы. Тогда собственник закажет экспертизу, которая констатирует, что ничего ценного здесь уже нет. И тогда на месте деревьев начнут расти новые коттеджи.

Ирина КРАЕВСКАЯ, газета «Четверг» от 04.07.2019
 


04.07.2019 15:39

версия для печати

Поделиться в социальных сетях:
Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook Добавить в Twitter

21 мар 2018 года
Фотогалерея